Побег (Часть 2)

С одной стороны, такое положение вещей со знанием трудов классиков коммунизма не удивительно. Маркс писал для публики, имеющей достаточно высокий уровень знаний из области экономики, истории и некоторых других областей знаний. То есть, его труды были рассчитаны явно не на «пролетариат». Воспринимать и критически оценивать его теории мог только подготовленный читатель, а для всех остальных это будет настолько унылым чтивом, что можно уснуть уже на второй или третьей странице любого его произведения. Ленин же писал еще и очень тяжеловесным стилем. Скажем так, писал Владимир Ильич нудно и грустно. Помнится, как-то пошли с товарищем в библиотеку, где автор взял журналы о современной музыке, а напарник – какой-то том из полного собрания сочинения Ленина. В общем, он долго листал книжку и на вопрос о том, что он там хочет найти, ответил очень метко – ищу картинки. Действительно, без картинок эти книжки прямиком должны были уходить на самокрутки или на замещение отсутствовавшей туалетной бумаги.

Таков был общий фон и на этом уже можно подвести черту под преамбулой. Большинство тех, кто двигал идеи коммунизма, совершенно не разбирались в предмете и перефразируя знаменитое выражение «не читал, но одобрял». Поэтому, ключевая и центральная тема и Маркса и Ленина о классовой борьбе и даже – классовом антагонизме, дававшая новую причину для глобальной войны, называлась: «мирная политика партии» или еще проще — «мы за мир». И вот воплощение этих идей – совок, стал синонимом запредельного и крайнего милитаризма, что не вызвало у публики ни малейшего сомнения или сопротивления. Хотя российская публика того, сталинского милитаристского угара, и угара сегодняшнего, путинского – имеют серьезные отличия, о которых метко «урезал» актер Олег Баслашвили.

Вот теперь можно переходить к единственной положительной черте, которую нам удалось обнаружить в Ленине – вожде мирового пролетариата. Дело в том, что теории Ленина стали такой себе коррекцией базового учения Карла Маркса о неизбежной смене общественно-политических формаций и по его утверждению, вслед за капитализмом, который себя уже почти изжил (так он считал в конце 19 века), придет коммунизм. Не станем погружаться в описание того, как Маркс представлял эту новую формацию, ибо нам интересно, как он видел переход в эту формацию. Маркс полагал, что развитие производства неизбежно приведет к увеличению числа рабочих и пропорциональному уменьшению крестьянства. Он полагал, что рабочий класс, в отличие от крестьянства, является наиболее активной частью общества, на плечах которых и будут внесены необходимые изменения.

С его точки зрения, рабочие, дабы иметь возможность использовать все более сложную технику, неизбежно будут получать базовое образование, что поможет им воспринимать новые идеи, недоступные для забитого крестьянства. Кроме того, как важный фактор классовой борьбы, Маркс называл плотность рабочих масс на производственных предприятиях. Многотысячные коллективы уже можно было организовать рабочее движение и они будут выступать монолитными массами.

Далее Маркс рассуждал примерно так. Если смена общественно-политических формаций, процесс естественный и неизбежный, то он подчиняется действию принципа: «от простого к сложному». Он считал, что постоянное усложнение производственных процессов, потянет за собой усложнение производственных отношений, а неизменно увеличивающееся количество рабочего класса, будет смещать пропорции влияния на общественные процессы, в пользу пролетариата. Однако он понимал, что основа капитализма – частная собственность на средства производства, по определению не может быть в руках пролетариата, ибо это – его основной квалифицирующий признак.

Маркс не видел мирного механизма передачи средств производства от меньшинства к большинству и пришел к выводу о том, что это может произойти только в результате насильственных, революционных действий пролетариата. Процесс поднятия пролетариата на такую борьбу и, собственно – революция, получила у него определение «классовая борьба».

Важный момент, который у Маркса не был четко прописан, это – момент наступления этого самого революционного перераспределения средств производства. Классическое: «верхи не могут, а низы не хотят жить по строму» — не давало этого ответа. То есть, Маркс считал, что просто подходит время, когда капитализм изживет себя и революции будут возникать самым естественным образом там, где количество и концентрация пролетариата окажутся самыми высокими, а потом – волна революций пойдет по всему миру и закончит существование капитализма, как старой общественно-политической формации.

Когда он рассматривал географию этого процесса, он приводил пример Великобритании или Германии, как местf, которое станет началом этого революционного движения, а Россию Маркс приводил как пример, где такой процесс начнется в последнюю очередь в виду отсутствия нужного количества пролетариата и исключительно холуйского качества населения империи. Большевики вымарывали эти оценки из трудов Маркса, но они остались в зарубежных изданиях.

(окончание следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

10 комментариев to “Побег (Часть 2)”

  1. Leyba:

    Сегодня день Земли и день рождения Ленина.
Ленин давно умер, но не лежит в Земле, поэтому это не его день.

  2. pan_futiy:

    Карл Маркс?
    В конце семидесятых прошлого (ХХ-го) века, в некотором царстве, известном государстве, почти в столице работал дворником в ЖЭКе некий человек. То ли бывший байкер, то ли бывший хиппи — волосатый, бородатый. Ну один-в-один, классик! Не отличишь!
    И вот вызывает его однажды начальник этого ЖЭКа, а в кабинете у него — секретарь райкома, секретарь горкома, и еще какие-то люди…
    И начинают они все вместе дворнику намекать, что нехорошо получается — люди смотрят, иностранцы видят, как классик улицы подметает! Постричься бы надо, бороду сбрить. Можно добровольно. А нет — так вот этот парикмахер в фуражке под руководством вот этих искусствоведов в штатском пострижет-побреет!
    Видит дворник, положение безвыходное, да и говорит: «Ну, постричься-побриться-то я могу, но умище, умище-то куда девать!?»

  3. Джордж:

    «метко «урезал» актер Олег Баслашвили»
    Эту статью написал Алексей Широпаев 20 апреля 2015 года.
    https://rufabula.com/articles/2015/04/20/people-like-people

  4. Костянтин Ф:

    Папір з «полного собранія в.лєніна» у якості туалетного не годився бо був дуже якісний і грубий. Там краще проходили різні партєйні журнали і саме для того їх передплачували.

  5. Volodymyr:

    Дякую Авторові за політ-просвіту, бо в інституті це все «проходив», не більше, тому нічогісінько не лишилось від того «навчання».

  6. Роза:

    На сколько я помню,массы,либо рвотные существуют,либо каловые.К какой именно себя причисляет пролеторриат(отсутствие собственности)им там самим виднее.Пусть будут массой,..которая идет на выход …

  7. Роза:

    а Война и Мир,Лев Николаевич Толстой писал для кого то,не для себя…так и станьте этим кем то,

  8. Gala SS:

    Савєтскій большевізм до марксизму взагалі ніякого відношення не має: це всерівно що порівнювати плодовоягідне з кока-колою бо вони в скляних пляшках. А капіталізм виявився хитрішим — він почав надавати акції виробництв робітникам цих виробництв))))))

  9. Lfor:

    «Он (Маркс) считал, что постоянное усложнение производственных процессов, потянет за собой усложнение производственных отношений» — ну, и в чем он не прав? Просто он не смог предвидеть, что люди с мозгами — это уже не пролетариат, хотя и не капиталисты в его понимании. Поэтому и классовая борьба между пролетариатом и собственниками средств труда — не единственно возможные (трудовые) отношения

  10. Иван:

    Виходіт,что русскій мір прікривался соціалізмом? Єслі соціалізма с чєловєчєскім ліцом нє биваєт,то какоє ліцо у русского міра?

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: