Страсти по ГО (Часть 1)

Мы уже пару раз высказывались на тему е-декларирования «антикоррупционных» ГО и не станем снова повторять свои аргументы не потому, что надоело пояснять почему мы за декларирование, а потому – что мы категорически против самих таких ГО. На самом деле, аргументов настолько много, что тут можно было написать целую диссертацию, но мы приведем всего два из них, которые не требуют специальных знаний, а также – любых вменяемых возражений. Собственно говоря, эти аргументы исключают даже смысл дискуссии, на эту тему.

Итак, аргумент первый. Поскольку венцом деятельности любых антикоррупционеров, будь то государственные структуры или вот такие ГО, должны быть осязаемые результаты,  и эффективность их деятельности стоит оценивать именно по результатам. Логика подсказывает, что основными критериями эффективности, в данном случае, будет судебное решение, а вернее – приговор, в отношение должностных лиц, которые и являются субъектом коррупции, а также – суммы денег, возвращенные в бюджет, полученные в результате коррупционных действий, которые нанесли  ущерб государству и которые расцениваются как   неправомерная выгода преступника. Все остальное – бодрые заявления по ТВ, гневные статьи и прочее, происходит по одной простой причине.

Наши граждане, и чиновники в частности, еще не научились отстаивать свои права, в частности – свою честь и достоинство. Ведь Конституция Украины гласит о том, что никто не может быть назван преступником без соответствующего приговора суда. Тем не менее, из телевизора вываливаются килотонны «расследований», которые либо разваливаются задолго да суда, либо (остальные) тихо умирают в суде. Как это не странно, вступившие в силу приговоры, с реальными посадками, конфискацией имущества и прочим дают Нацполиция, СБУ и Генпрокуратура. Специализированные органы и организации не могут дать вообще никакого результата, кроме телевизионных картинок.

Это происходит потому, что наш криминально-процессуальный кодекс, при каждой внесенной поправке, все меньше имеет сходство со своими репрессивными предшественниками. Все глубже внедряется принцип равности и состязательности сторон судебного процесса. Это значит, что следствие должно работать четко и аккуратно, не просто доказывая каждое свое утверждение, но и правильно, с соблюдением всех процедур, собирая доказательства. Это всегда была слабой стороной любого следственного органа. Грубо говоря, доказательства собирались с такими нарушениями, что они не имели никакой доказательной силы. Тем не менее, суды работали еще в совковой парадигме, априори становясь на сторону обвинения при том, что процессуальные права защиты были не сопоставимо меньшими, чем у стороны обвинения. Но ситуация меняется, хоть и не так быстро, как того бы хотелось и дела, состряпанные абы как уже разваливаются с нарастающей силой. По сравнению с совком, где число оправдательных приговоров или закрытие дел по реабилитирующим мотивам, стремилось к нулю,  сейчас этот процент неуклонно растет.

В общем, оперативная работа и потом работа следователей должна выполняться четко в рамках действующего законодательства ибо, в противном случае, набравшая вес защита, полностью поломает его. Поэтому и оперативный состав, и следователи должны иметь высокий профессиональный уровень и невероятную тщательность, в составлении всех необходимых процессуальных документах. Неправильная дата или не там поставленная запятая, могут пустить насмарку работу большого коллектива правоохранителей.

Что самое интересное, проблемы с прохождением дела в суде испытывают все инициаторы расследований, в том числе, прокуратура, СБУ и полиция, но тем не менее, у них дела доходят до обвинительного приговора, у антикоррупционеров – нет. Практически все разваливается в суде. Именно поэтому им хочется иметь антикоррупционный суд. На наш взгляд, такой суд – крайне вредная дополнительная нагрузка на бюджет. Криминальная палата любого суда общей юрисдикции вполне может рассматривать дела о коррупции любой сложности. Тут дело не в суде, а в умении работать без нарушений норм действующего законодательства. Это при том, что коррупционные дела – довольно скользкая штука и не всегда можно их решать в лоб. Для этого, кроме отличных профильных знаний и навыков, надо владеть опытом зарубежных коллег, а значит – учиться, учиться и учиться. Но вместо этого, решено создать карманный суд, который станет обслуживать исключительно антикоррупционеров. Косвенно это означает, что введение целого нового судебного института говорит о будущей низкой эффективности антикоррупционных органов на десятилетия вперед.

Но это мы вели речь о государственных органах, располагающих штатом оперативных сотрудников, агентурой, спецсредствами и соответствующими полномочиями и прямо скажем, их работа пока не сильно впечатляет.

(окончание следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

20 комментариев to “Страсти по ГО (Часть 1)”

  1. Инк:

    Когда я вижу по тв эксперта от ГО, или рыжего поедателя грантов, то переключаю каналы, или выключаю телик. В Киеве куда не плюнешь, попадешь в политтехнолога, эксперта или гражданского активиста. Все критикуют и контролируют, но пример контроля на себе показать отказываются. Короче, дармоеды и грантоеды!

  2. Костянтин Ф:

    Ось, ось — шахраї з «антикорпційних» ГО беруть участь, разом з «експертами» які невідомо звідки взялися, у виборах структур, про які згадує автор. А потім маємо, що маємо.
    Тепер ці «шустрики» хочуть аби вони не мали б декларувати свої прибутки — гарна ф вірна думка! Вони ж чесні і принципові, от і організували «звернення» посольств G7 до України, що б Україна не ображала різних віталіків, сєржиків з найомамі та їхніми дівчатками.

  3. Alex Z:

    В моё время ГО означало Гражданская Оборона…

  4. Volodymyr:

    Всі ці вибрики, навколо подання, чи ні декларації анти… чогось там нагадує мені скакання по дахам отого карлсона, що з Грузії. Ві бариги, один я чесний, але не трогайте мене. Так і тут — перевірте всіх, та не мене і не мою сім’ю.

  5. Lfor:

    «Неправильная дата или не там поставленная запятая, могут пустить насмарку работу большого коллектива правоохранителей»

    От і тому, зокрема, немає довіри до «правників». Я не маю на увазі, що докази треба збирати, вибиваючи їх на електричному стільці, але якщо докази нівелюються тим, що було порушено якусь процедуру — це не справедливість. Адже злочин від того не перестає бути злочином і не зникає. А у нас головне — не суть, а чи правильно папірці складено.

  6. Andriy:

    @Lfor:

    «але якщо докази нівелюються тим, що було порушено якусь процедуру — це не справедливість. Адже злочин від того не перестає бути злочином і не зникає.»

    То, что человек совершил преступление, нужно доказать. Процедура и существует для того, чтобы преступление не было повешено на первого встречного. Вы же не хотите, чтобы вас назначили на роль преступника просто потому, что у следствия горит план и всем плевать на процедуру?

  7. Lfor:

    Вираз «А судьи кто?» — не втрачає актуальності. Якщо ви — великі антикорупціонери, то чому боїтесь прозорості? І не треба нам розповідати, що корупція лише у олігархів, а наша «хатинка» — це «бабуся з мамою досі працюють» або діджейка. Не варто повторювати, що зговор існує на будь-якому рівні аж до бригади кухарів або наукової лабораторії. І бюрократія від того не те, що не рятує, а, скоріше, навпаки — провокує. Доводиться шукати шляхи, щоб обійти якісь зачіпки, щоб щось корисне зробити і не потонути у «комах».

  8. Lfor:

    to Andriy: Не хочу. Но вижу, что борьба за справедливость превращается в борьбу бумажек, квалификации адвокатов и наличия денег на их найм. Ну, еще нервов и времени. Последние примеры — суды с КМДА и Киевгорстроем против втыкания свечек на небольшом участке вместо детского садика. Они просто этот участок переименовали — дали другой адрес. И все — бамага справна. И шо — бросать работу и идти под кастеты титушек или башлять адвокатам и судьям?

  9. Andriy:

    @Lfor:

    «Не хочу. Но вижу, что борьба за справедливость превращается в борьбу бумажек, квалификации адвокатов и наличия денег на их найм.»

    А что поделаешь? Лучшей системы пока не придумали.

    Оно конечно гораздо эффективнее тройками штамповать приговоры, но где гарантия, что сегодня ты подписываешь приговор, а завтра кто-то не подписывает приговор тебе?

  10. Lfor:

    так дуже просто дійти до того, що винуватця підписання якогось кабального договору або наказу можна буде засудити лише за неправильно пришитий гудзик під час підписання. Не за протоколом

  11. Lfor:

    а вони і не хочуть придумувати щось краще — їх саме таке влаштовує

  12. Lfor:

    от саме така система і породжує професійних балаболів, які формально не відповідають за зроблене. гаде уже видео продемонстрировали, так она свистит, что это, мол, я игралась с вами, что такого?

  13. Andriy:

    @Lfor:

    «а вони і не хочуть придумувати щось краще — їх саме таке влаштовує»

    Кто «вони»? Вы думаете в США легко судиться? Даже если прав на 100% сначала прикинешь, сколько нужно заплатить за суд и сколько можешь выиграть и стОит ли оно того.

    Суд, даже криминальный — это спор двух сторон. И стороны должны ДОКАЗАТЬ свою правоту. Не заявить «Я знаю — он украл», а именно доказать, так чтобы ни у кого сомнения не возникло. А вот для этого и существуют процедуры. Причем в случае «государство против подозреваемого преступника» подозреваемому дается фора, называемая «презумпция невиновности» и это обвинитель должен доказать, что подозреваемый — преступник, а не подозреваемый свою невиновность. Отсюда часто защита строится на ошибках обвинения.

    Здесь автор может рассказать гораздо лучше, а я так — краем уха слышал. 🙂

  14. Lfor:

    нещодавно прочитала, що боротьба за справедливість — один із симптомів розумових розладів. З іншого боку, холодний розум і відсутність емпатії — саме симптом шизофренії

  15. Lfor:

    так, я теж «краєм вуха», що керівника мафії засудили за неуплату податків. Так що США — не ідеал. І їхнім правникам також вигідна саме така система. Отже, напрошується висновок, що прогрес розвитку суспільства зараз має бути (поряд з екологічними питаннями і лікуванням смертельних хвороб) у вибудовуванні системи справедливості (знов шизофренія накатує:))

  16. Andriy:

    @Lfor:

    «нещодавно прочитала, що боротьба за справедливість — один із симптомів розумових розладів. З іншого боку, холодний розум і відсутність емпатії — саме симптом шизофренії»

    «Если вы параноик — это не значит, что за вами не следят»(с) 🙂

  17. Lfor:

    ага, только вылечил пациента от мании преследования, как его и убили:)

  18. або-або:

    .. лайерс, лойерс.. (ф-м Траса 60.. рекомендую)

  19. Дмитро:

    Про антикорупційний суд — ідея не в тому щоб мати кишеньковий суд. Ідея в конкуренції між звичайним судом і антикорупційним. Щоб антикорупційний суд міг садити звичайних суддів. Бо в звичайних судах їх же ніхто не посадить, кругова порука. На скільки я знаю, цю ідею активно просувають як європейці так і американці. Так само як зі створенням НАБУ і антикорупційною прокуратурою — вони створюють конкурентне середовище, щоб ці служби одна за одною слідкували.

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: