Когда нечего говорить (Часть 2)

ГРОБ НА СЕМИ КОЛЕСИКАХ

Второй деятель, за неимением сказать что-то толковое или уже хотя бы умное, ушел в область какого-то сценического трэша и решил напоминать о себе шокирующими заявлениями и разоблачениями, которые через день или даже через час обретают форму беспросветной и тупой лжи. Однако так это выглядит, если мыслить категориями простого обывателя. Ложь или откровенный бред становятся идентификатором этого персонажа и к нему относятся как к придурку или, если речь идет об оценке интеллигенции, то этот персонаж уходит в разряд «своеобразных» или «своеобразных на всю голову». Его если и будут слушать, то ценность их  «мыслей» будет где-то между звуками сливного бачка и соседа, который в 8 часов воскресного утра бурит стену перфоратором.

Если же мыслить категориями сценических образов и относиться к персонажу, как к внебрачному сыну или дочери Мельпомены или Терпсихоры, то все становится на место. Там ходят чудовищные легенды о том, кто, как и с кем переспал, кто и чем переболел, и так далее. Если бы сотая часть подобных «подвигов была бы вытворена знакомым или близким, то его телефон навсегда был бы внесен в черный спиок, а сам пациент даже на пушечный выстрел не был бы допущен к порогу дома. А этим баловням судьбы – все сходит с рук.

За три последних месяца, по словам одного из этих персонажей, Украина должна была пережить с десяток революций, как минимум – несколько майданов, дюжину «всенародных вече» и марши. Три марша миллионов, два марша миллиардов и один марш триллионов. Больший порядок чисел пациенту не известен, а для разгона уже не хватает привычного разгонного порошка.

В любом случае, за это время пациент исполнил уже весь репертуар украинских деятелей разговорного жанра, а на этой неделе он закончил и репертуар московской политической эстрады. Казалось бы, исполнять уже нечего и грядет кризис жанра, но не тут-то было. Одно время на Западе было модно рассказывать страшные истории о похищении пациентов инопланетянами. Особенно одаренные рассказчики даже классифицировали «инопланетян» по коже-рожному признаку и тому, что похитители вытворяли с пациентами. Во времена расцвета этой темы, в совке были на слуху другие темы. Телепрограмма «Сельский час» рассказывала о невыносимо крупных надоях с каждого килограмма зяби и об увеличении посевов сала в Заполярье. А в «Музыкальном киоске» публика знакомилась с нетленными шедеврами Людмилы Зыкиной, Валентины Толкуновой и могли послушать арию Владимира из оперы «Арманд. Человек и пароход».

В общем, инопланетчики обходили совок стороной и граждан его не хитили. Поскольку в совке не было секса, то и никаких манипуляций инопланетяне тоже не производили, ибо на нет и суда нет. В результате, возникла ситуация отложенного спроса и если об этом не стал рассказывать даже Дід Панас, то кто-то должен был начать, и он таки начал.

Прошло ледянящее душу сообщение о том, что его единородный сын похищен инопланетянами, переодевшимися в представителей органов власти.  Он пока не определился с целью данного похищения, но по встревоженному виду и очередной разоблачительной речи должно было стать понятным, что ничего хорошего не ожидалось. В общем, сегодня произошел окончательный переход с кремлевского на инопланетный репертуар. В последний раз была использована кремлевская формула: «впереди пустим женщим и детей, а сами  будем прятаться за их спинами». Собственно, это – прощание с обширными наработками из страны восходящего песца. Теперь пойдет более жесткая чушь про варлонов и мембарцев.

Но все это – от кризиса жанра, а ведь есть же классика, которая всегда может выручить, да и восприниматься будет легче. Этому персонажу как никому иному ближе творчество Михаила Лермонтова, в частности, его бессмертное произведение «Мцыри». Описывая подлость оппонента, он мог бы вполне перейти на язык классика и поясняя то, что оппонент сделал лично с ним, а не с сыном, мог бы заявить: «И сзади он тогда воткнул и там два раза провернул, свое орудье». Тут тебе и экспрессия, и обвинение в греховных действиях и образ мученика. Все в нескольких словах.

Понятно, что персонаж не хочет, чтобы его забыли, но перфоманс должен быть добротным. Его потуги уже утомили даже пуштуна, а тот очень строго держит нос по ветру. Он смывается еще тогда, когда остальная публика еще резвится, ничего не подозревая. Даже бабушка-эльф решила, что горы Швейцарри больше подходят ее потрепанному казематами здоровью, чем театральная палатка из которой доносятся истории в стиле «дичь».

Но что интересно, определенное число почитателей именно такого жанра театрального искусства все же присутствует и всерьез обсуждают истории с похищениями и прочими страшными вещами. Обозревая их комментарии, невольно ловишь себя на мысли о том, что это – счастливые люди, так и не попрощавшиеся с детством. Рассказы второго персонажа уж очень сильно смахивают страшные байки, которые дети далекого совка вещали поздним вечером у костра. Наверное, многие помнят ужастики по «Черную руку», «Гроб на семи колесиках» и прочие. Наш персонаж достучался до публики именно из этих глубин детства и теперь не прочь послушать нечто подобное, но адаптированное к нашему времени.

В общем, оба указанные выше персонажа попали примерно в одинаковую ситуацию. Говорить давно нечего и не о чем, а говорить надо, вот и получается странная сцена, описанная в заглавном анекдоте. Каждый выберет то, что с этим делать, плакать или смеяться, ибо театр есть –театр и каждый воспринимает сцену по-своему.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

10 комментариев to “Когда нечего говорить (Часть 2)”

  1. BEER:

    за сына зря ,к чему это?

  2. sergi:

    «если речь идет об оценке интеллигенции»
    вы имели в виду интеллект, jefe

  3. Dude:

    Весь палаточный бедлам под Радой кто то из Городской администрации должен контролировать. И этих ответственных лиц хочется призвать к гуманизму и милосердию, к вспомоществованию так сказать блаженным, убогим, сирым…Если точнее, то нужен дежурный или вахтенный психоневролог-нарколог прямо возле палатки №1. И как точно заметил автор, если из потенциального пациента прет совершенна дичь, то надо помочь ему ( клиническими методами) выйти из этого состояния. Иначе он может пройти точкуневозврата и что тогда делать всем остальным любителям зимнего палаточного отдыха. Нельзя в таком состоянии оставлять живого человека без присмотра, да и ограничить в разумных пределах употребление разных порошкообразных веществ с непредсказуемым эффектом не мешало бы…

  4. Костянтин:

    Такі пацієнти добре піддаються тільки одному виду ліків: «фейсом по тайблу», або навпаки. Це перевірено у моєму щасливому дитинстві на багатьох клієнтах(було і на мені). А цей, описаний паном Антиколорадосом, пацієнт дуже давно просить.

  5. SoldatYdachi:

    to Костянтин:
    Ноябрь 11, 2017 в 21:26
    Ні, чипати його не треба! «Клиент не созрел» — необхідно дочекатися самознищення цієї «комеді-клаб», а допоки вони достигнуть кондиції пильно охороняти від усяких негараздів.
    хоч, мені особисто, ваш варіант більше до вподоби!

  6. Прохожий из ФРГ:

    Странное чувство возникло при чтении второй части «Когда нечего говорить» Стилистика и энергетика не похожа на автора Антиколорадоса.
    Мало конкретики (коронного номера автора),много витиеватого перформанса.
    Кашу маслом не испортишь,- но только не машинным 🙂

  7. Евгений:

    Да, ерунда про Саака. Какой бы он не стал клоуном, оппозиция нужна, вопросы он ставить во многом правильные, а Петя так его трухает, что близко ему грузина, весьма заслуженного, реально обучавшего ВСУ и воевашего в АТО похитили и вышвырнули из страны. Сейчас этот цирк с сыном. Ну нельзя же так сцать!

  8. Volodymyr:

    То BEER: Ноябрь 11, 2017 в 19:25 Чому даремно про сина? Я передавав онука дочці, то я був на вокзалі, доки не дочекався дзвінка від неї, що вона його отримала з рук бортпровідниці, і чекала донька на сина з моменту відльоту літака, а це не менше 20 годин. А тут син прилетів і ні в кого нічого не засвербіло, доки влада не почала питати: «А хто прийме неповнолітнього?» А хто сказав, що в охоронця всі документи на супровід були належним чином оформлені на передачу дитини за місцем проживання батьків, чи пропонуєте прямо в наметове містечко? То хто ким прикривається? І останнє. А якого біса синок у розгар навчального сезону «загорівся» побачитись з батьком? В кінці кінців, де мати?

  9. Юрий:

    Евгений,
    «Да, ерунда про Саака. Какой бы он не стал клоуном, оппозиция нужна»

    Вы ничего часом не попутали?
    Оппозиция конечно же нужна, никто не спорит, но не в таком виде, кроме беспредметного ляпанья языком обо всем известным вещам и самопиара, там ничего нет.
    О его «вЯликих» делах спросите у одесситов, если сами не заметили…

  10. роман-грек:

    Браво генацвале!Мы оказались свидетелями спектакля: -не состоявшееся незаконное пересечения гос. границы под прикрытием детей (без женщин).
    Надеюсь, сопроводителя отправили обратным рейсом без бюрократических проволочек и за свой счет?

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: