Анатомия беспредела (Часть 1)

Несколько раз пришлось общаться с людьми, или просто присутствовать в компании людей, которые вели речи либо о решении конкретного вопроса, на высоком уровне, либо вообще, о принципах «решений». Из всего этого, еще лет 10 назад, сложилось представление о том, как работало знаменитое «телефонное право». Обычно, под этим понятием подразумевают звонок начальства, указывающий на тот или иной исход конкретной проблемы, подведомственной какому-то органу. Но это – концовка самой схемы, самая простая и линейная ее часть. Куда важнее то, что привело к этому звонку «сверху». А дальше цепочка выглядела примерно так. Этому самому начальнику, не обязательно звонил высший начальник. Чаще всего, его просил «повлиять», человек его же уровня. Чаще всего, они знакомы по различным конференциям, семинарам или торжественным заседаниям, по случаю каких-то праздников. Что характерно, именно на этом уровне, деньги уже не ходили. Просто за этот звонок, его коллега становился должен услугу, и все. Там, наверху, этого было достаточно.

Поэтому, просителю надо было найти подход не к конкретному начальнику какой-то структуры, а на уровень. Вот этот выход мог стоить больших денег, если речь не шла о родственных связях. То есть, четко работал принцип «услуга за услугу». Эта система настолько устоялась и так четко работала потому, что ее начало было положено еще в конце 90-х. Тогда была проведена масштабная операция по ликвидации параллельной системы власти, базирующейся на бандитах и на их понятиях. Та система довольно успешно проработала более десятилетия. В общем, «воровская крыша» была разгромлена жестко и бесповоротно, а вакуум заняли «менты» и чинуши. Сам принцип «крыши» не умер, но трансформировался и крыша переехала в кабинеты чиновников. Вместо «быков» — ударных команд бандитских группировок, вправляющих мозги непонятливым пациентам, появился «Беркут», с теми же быками, лексикой, повадками и методами воздействия. Не удивительно, что в гаражах «Беркута» были организованы места для пыток, где «лохам» поясняли правила игры. В отличие от бандитов, широко использовавших «термические» аргументы, беркута тяготели к электричеству, ибо оно почти не оставляло следов. Это был важный момент, поэтому «слоник», «лом» и прочие инструменты «воспитания», получили широкое распространения, вытеснив арсенал бандитов.

Так что система вполне оформилась в одну огромную ОПГ, которая действовала по не писанным правилам, а по устным договоренностям, которые следовало исполнять. Поскольку избежать споров невозможно, а в суд не пойдешь, ибо суть договоренности и ее форма, находились далеко за правовым полем, то был наработан свой инструментарий воздействий. «Беркут» — брутальная и финальная стадия воздействия. А до нее, нарушитель мог лишиться своего имущества, свободы, а часто и здоровья. Причем, все делалось на грани анонимности. То есть, формально воздействие приходило либо в плане проверок, с обнаружением каких-то нарушений в бизнесе или, если речь шла не о бизнесе, а автомобиле отступника находили наркотики или оружие. Те, кто в теме понимали причинно-следственную связь этих мероприятий и делали выводы: либо играем по правилам, либо имеем проблемы.

Как это ни странно, система и «бандитской», и «ментовской» крыши работали довольно четко и предсказуемо. Те, кто вынужден был интегрироваться в ее орбиту, вполне могли просчитать риски и последствия тех или иных действий. Причем, система не только принуждала подстраиваться под нее окружающих, но и плавно регулировала собственную структуру. Так, бандиты жестко карали «беспредельщиков», которые выходили за рамки негласной договоренности и своими действиями подрывали устойчивость системы. Даже заходя на «тюрьму», беспердельщики уходили в нижнюю касту и никогда не поднимались по внутренней иерархии. То же самое и с «ментовской крышей». Те, кто брали не по чину или игнорировали другие правила – попадались на взятке или с ними случались другие, иногда – летальные случаи. Львовского судью-«колядовщика» наверное все помнят? Так вот, колядовали практически все судьи, но этот – нарушил правила игры. Не он один.

И вот, после Революции, негласная система начала свою трансформацию. В идеале она должна умереть и все должно выйти на «белую линию», но всем понятно, что за три года убить коррупцию – очень трудно. Теневая часть экономики еще довольно велика и в тени вращаются огромные деньги. Тем более, что война придала этому явлению новое свойство. Негласными каналами идет финансирование различных политических и общественных структур, СМИ и отдельных деятелей. Так, Москва гарантированно финансирует пул «экспертов», которые кочуют по телеканалам и отрабатывают интересы РФ. Даже небольшие официальные гонорары их не пугают, ибо настоящие деньги они получают в тени. То же касается и мероприятий, проходящих прямо сейчас у стен ВР. Все финансируется «черным налом», через несколько посредников, чтобы невозможно было установить истинного заказчика цирка. Ибо тогда эти клоуны будут смотреться просто дико. Две недели центр города «лежит» в пробках потому, что небольшой кучке ублюдков, надо демонстрировать заказчику «работу» за его деньги.

(окончание следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: