О депортациях и планах (Часть 1)

В далекой молодости, еще перед призывом в армию, автору пришлось поработать на домостроительном комбинате. Работал он в три смены и ночная смена была самой тихой. На участке работало всего человек пять и все двигалось медленно и печально. В принципе, производственный процесс был организован так, что там вполне можно было обходиться двумя работниками. Один должен был управлять краном, а второй, внизу, делать остальные нехитрые операции. Конечно, если тот, кто внизу умел делать все остальное. В какой-то момент автору стало скучно и разбудив крановщицу, начал давать план. Через время подошел звеньевой и спросил, что это за трудовые подвиги такие? К тому времени автор был довольно крепко сложен, ибо со спортом был на «ты», а потому – мог легко послать намного старшего звеньевого и всех остальных коллег по одному и тому же адресу. Звеньевой это понимал и не лез на обострение, но предложил сделать перекур на 5 минут и поговорить.

Мы присели, и он стал объяснять прозу жизни. Он легко пояснил, что есть план, который мы должны выполнять, и мы его выполним. Большую его часть кует дневная смена, а если не успевает – еще и вечерняя. Тогда бригадир остается на вечер и план выравнивается. Ночная смена нужна только для того, чтобы перекрыть какой-то крупный сбой с оборудованием, когда дневная смена не может работать. И дальше – самое главное. Он пояснил, что наша цель – выполнить план на 101%, ни меньше, но и ни больше. Это потому, что в этом случае, мы получим премию и прочие ништяки. От того, что мы выполним план на 110 или даже на 200% — мы ничего, сверх премии не получим, но нам просто увеличат план и мы будем ишачить эти 200% за те же деньги, что и сейчас. Помогло. Крыть было нечем, и мы разбрелись дрыхнуть по теплым лежанкам.

Многие помнят эту систему и знают, что выполнение плана ставилось во главу угла и это надо было сделать ценой любого абсурда. Но мой опыт относится к поздней фазе совка, к началу 80-х. Именно тогда совок уверенно входил в фазу агонии. А когда он был еще в соку, то план спускался всем и везде и попробуй его не выполни. В годы индустриализации за это можно было легко попасть на каторгу. У нас почему-то это наказание называют «лагеря» или ГУЛАГ, а на самом деле это были старые-добрые каторжные работы и не важно, где это происходило – на строительстве металлургического комбината в Норильске или на строительстве волнорезов на Андаманских островах. Суть была одна и также – изнурительный рабский труд, с минимальной кормежкой и максимальными шансами подохнуть как собака. Так что план был – святым делом, а в особенности, когда дело касалось мероприятий особой важности, в котором указания и отчеты приходили и уходили в литерных пакетах, а грузы и контингент перемещался в литерных эшелонах.

В первую очередь это касалось мероприятий, с большими массами народа, которые по сути, пускались в расход. Они были организованы так, чтобы оставить после себя минимум бумаги, а неизбежное ее количество должно самые критические моменты излагать иносказательно. Не забываем, у власти в совке были урки. Это касается и Ленина, который сейчас получил бы приставку «ранее судимый» и Сталина, у которого было бы клеймо «рецидивист». Поэтому, воспитание требовало от них, по возможности, прятать концы в воду. Например, для делегации совка, ведущей переговоры с Великобританией в Москве о противостоянии гитлеровской Германии, пришла записка Сталина: «сворачивай шарманку». Это значило, что переговоры следует прекратить, а через пару дней появился пакт «Молотов-Риббентроп». Так что истории достался вот этот клочок бумаги, который и стал пояснением провала переговоров и по сути, ставшей воротами Второй Мировой Войны.

Но вернемся к планам. 1944 год, стал годом массовых депортаций народов совка. По планам, это мероприятие должно было иметь гигантские размеры. Чеченцы и крымские татары стали первыми ласточками, а потом была очередь белорусов и украинцев. Об этом не раз проговаривались различные московские бонзы, в том числе и Жуков. На тех же чеченцах просто отрабатывалась технология депортаций. На самом деле, это было нелегкое, в исполнении, мероприятие. Все надо было делать быстро и четко, чтобы люди не разбежались по лесам и не стали оказывать сопротивления. Грубо говоря, войска НКВД должны были отрабатывать молниеносные операции – выдвинулись, оцепили – согнали людей в кучу, зачистили их жилища и конвоем- до ближайшей ЖД станции, а дальше – солнечный Магадан.

(окончание следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

6 комментариев to “О депортациях и планах (Часть 1)”

  1. Шалтай-болтай:

    Почитал по-поводу плана, и его обязательного выполнения, и вспомнил конец 80-х и веселое четверостишие, выданное мне моим вышестоящим начальником:
    «Получил план — затяни всех в узду,
    Не охай, и не ахай.
    Выполнил его — посылай всех в п__ду,
    Не выполнил — сам иди на х_й»
    Такое вот нехитрое «напутствие», но, как говорится: «В каждой шутке — есть доля шутки»…

  2. Ярослав:

    Я знаю такой вариант:
    Товарищ! Нервы зажми в узду
    Придя на работу — не ахай.
    Выполнил план — посылай всех в п__ду,
    Не выполнил — шли всех на х_й»

  3. Volodymyr:

    Дякую Авторові за не найкращі спогади про працю на шахті дільничим маркшейдером, коли мені викручували руки за ті самі 100,1%, а потім знімали премію за те, що якийсь недоумок прибив собі пальця молотком, при чому зовсім з іншої дільниці, а то і з поверхні. Щось доказувати — боротьба з вітряними млинами. Щиро дивуюсь кретинам, що ностальгують за совком.

  4. Аналітик:

    Про план по затриманню у військового патруля у містах,
    101% або ж
    100% + не більше 1затриманого понад план
    писав і Віктор Суворов у одній із своїх книжок.
    Йому теж усе подібним чином роз’яснили, тільки там специфіка військова була…
    А по суті, це виміри у тих же попугаях у: надоях молока,
    затриманих військовослужбовцях, виплавленій сталі
    тощо.

    З такою постановкою питання совєцька економіка не могла не загнутися і не згубити весь союз…

  5. Олег:

    Да-да-да, книга «Освободитель». раздел про сбор военным патрулем нарушителей-военных в городе…

  6. Вечером того же дня, во время заседания военных представителей СССР, Англии и Франции, адъютант Ворошилова передал ему записку: «Клим, Коба сказал, чтобы ты сворачивал шарманку». Записка без подписи, и почерк неразборчив. Вроде бы Молотова.

    Анатолий Рыбаков Прах и пепел

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: