Август 1939 (Часть 2)

Так началась Вторая Мировая

Из будущих основных участников Второй Мировой Войны, ни Англия, ни Франция, ни тем более Штаты, не готовились к грядущей войне и максимум на что рассчитывали – на драку между Гитлером и Сталиным, которые были записаны в разряд маргиналов. По этой причине, делегации союзников вели постоянные консультации и переговоры и с Германией, и с совком о том, чтобы уравновесить агрессивные амбиции одного, тем же самым – другого диктатора.

Как видно из открытых источников, совок более активно вел переговоры именно с западной коалицией, в лице министра иностранных дел Франции Барту. Есть мнение, что у Луи Барту и тогдашним наркомом иностранных дел, евреем по национальности Максимом Литвиновым, сложились приятельские и довольно открытые отношения. Не удивительно, что в этот период совковые делегации в Лиге Наций, которые возглавлял Литвинов, вели речь о мире и разоружении. В это самое время, промышленность уже работала в режиме военного времени, и было понятно, что в ближайшее время, официальный курс совка изменится.

Собственно говоря, первая и очень существенная подача совка Германии была осуществлена в конце апреля 1939 года, когда Литвинова обвинили в непонимании линии партии и правительства и сняли с должности наркома иностранных дел. До сих пор не понятно, как бывший нарком не пошел в расход, но уже как есть. В Берлине с энтузиазмом отнеслись к отставке Литвинова, ибо вести переговоры с евреем там принципиально отказывались, а потому там поняли этот намек как открытые двери для переговоров.

Между прочим, сам Гитлер отмечал о том, что он никогда не верил в реальность каких-то серьезных соглашений между совком и англо-французской коалицией. Там прекрасно понимали сущность московского режима, его кровожадный экспансионизм и полный идеологический антагонизм с Западом. Фюрер лично высоко оценил рокировку Литвинова на Молотова, после чего началась активная игра на сближение позиций и договоренности о сферах влияния в Европе.

До середины лета шли активные неофициальные контакты по устранению разногласий, касавшихся именно территориального раздела Европы. Есть мнение о том, что Гитлер очень долго упирался в вопросе о Финляндии, которую Сталин непременно видел в сфере своего влияния. В общем, консультации были напряженными и пошагово снимались менее актуальные вопросы, а к концу июля Гитлер дал согласие на Финляндию. Это было обусловлено упорным отказом Польши идти на территориальные уступки Германии, что перевело ситуацию в плоскость планирования и подготовки боевой операции. Зная о том, что Сталин сам имеет территориальные претензии к Польше, о которых было указано на консультациях, Гитлер решил сдать Финляндию в обмен на нейтралитет совка во время польской компании. Это согласие мгновенно ушло в Москву, и там началась подготовка к заключению большого договора о ненападении.

Уже 19 августа было подписано то самое экономическое соглашение, по которому совок два года усиленно закачивал в Германию стратегическое сырье, помогшее промышленности вывести Вермахт на невиданные по мощности, кондиции. Но в этом соглашении была важная оговорка, которая отсылается на еще не подписанное, но усиленно готовящееся политическое соглашение. Оговорка была о том, что экономическое соглашение вступает в силу только после подписания большого политического договора. То есть, пока формально не поделили Европу, ни о каких поставках металлов, продовольствия и прочего – не может быть и речи.

А в это время еще идут переговоры с англо-французской делегацией. 21 числа состоялось очередное заседание, на котором совок представлял Клим Ворошилов. В это время Сталин получил личное послание Гитлера о полном согласовании текста большого договора и вот именно в этот момент адъютант Ворошилова подал ему записку от руководителя канцелярии Сталина, Поскребшева со знаменитым текстом: «Клим, Коба сказал, чтобы ты сворачивал шарманку». На этом переговоры были закончены, а на следующий день стало известно о срочном визите в Москву министра иностранных дел Германии Иоахима фон Риббентропа. А на следующий день под договором о ненападении красовались подписи Молотова и Риббентропа, а через неделю началась война, двери которой открыла Москва. А дальше начинаются вещи, которые прямо перекликаются с днём сегодняшним.

(окончание следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

3 комментария to “Август 1939 (Часть 2)”

  1. ПТН-ПНХ:

    Довідка:
    Наркоминдел ссср Макси́м Макси́мович Литви́нов, урождённый Меер-Генох Моисеевич Валлах.

  2. Дядямиша:

    «Это согласие мгновенно ушло в Москву, и там началась подготовка к заключению большого договора о ненападении.»
    Правильнее: «Договора о дружбе и границе между СССР и Германией».

  3. Режим Гитлера был по сути создан Сталиным. Без него он навсегда остался бы неким маргинальным деятелем На продвижение Гитлера к власти под давлением Сталина работала и компартия Германии, которая нейтрализовала социал-демократов. Весь Интернационал работал под диктовку Сталина. Гитлер даже выражал благодарность Сталину за все, что тот сделал для него.

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: