Уходящие в завтра (Часть 2)

X-47B UCAS-D

И тут мы возвращаемся к той своей гипотезе, на которой закончили один из предыдущих обзоров. Отсутствие бортового лазерного оружия – тоже выглядит несколько странно, ибо прототипов уже достаточно мощных боевых установок – достаточно много. Мало того, в профильной прессе и форумах, ведется речь об успешных разработках моделей лазеров для автомобильного шасси и даже боевых истребителей. Это говорит о том, что технологии уже созрели для того, чтобы создавать компактные лазерные пушки и соответствующие энергетические установки, питающие лазер. Из этого следует, что при всех допущениях того, что технологии еще не дошлифованы, габариты авианосца и его ядерная энергетическая установка, вполне позволяют разместить и запитать не маленькую игрушку для истребителя, а хорошую, мощную корабельную установку, достаточной мощности.

Короче говоря, уж на авианосце и новых эсминцах класса «Zumwalt», первые модели ударных лазерных установок уже обязаны были появиться. Технологии самого оружия уже достаточно развиты, места – достаточно, а энергии силовых установок хватает с запасом. И что самое интересное, именно лазерные пушки становятся эффективным противоядием против гиперсзвуковых ракет противника. Казалось бы, такое чудо-оружие просто обязано стоять на вооружении минимум год. Если бы оно уже стояло на USS Gerald R. Ford, то в этом случае уже не стало бы критичным оперировать на дистанции, недостижимой для противокорабельных ракет. А раз так, то и надобность в роботизированном танкере – отпадает и военным морякам можно спокойно согласиться с Конгрессом в плане доработки дрона до его ударной инкарнации.

В этом случае раскрывается максимум потенциала инновационного авианосца, ибо его палубные F-35, кроме всего прочего, заточены на работу с десятком ведомых дронов. Он прямо сейчас обладает интеллектуальной начинкой, которая может выводить рой крупных или мелких дронов в район боевых действий. В этом случае, картина боя должна кардинально отличаться от того, к чему привыкли все. Есть мнение, что именно для того, чтобы создать новый рисунок воздушного боя, и создавался новый класс авианосцев и на это были потрачены почти $5 млрд. НИОКР. Это позволяет оторваться от противника не только отдельными элементами новых технологий, но просто уйти в иную концепцию ведения боевых действий.

И вот оба этих не просто новых вида оружия, а прорывных элементов боя завтрашнего дня, одновременно вошли в режим «стоп», без каких-то вменяемых причин. Но один общий знаменатель у этого явления имеется. Известно, что сегодняшняя система ПВО/ПРО «Aegis», развернутая на ракетных крейсерах класса «Ticonderoga» и ракетных эсминцах «Arleigh Burke» уже обладает элементами искусственного интеллекта и в определенных случаях, работает без вмешательства человека. Это значит, что штатными средствами она сканирует воздушное, надводное и подводное пространство, а сопряженными средствами, контролирует верхние слои атмосферы и ближайший космос. Это позволяет идентифицировать и сопровождать цели и наводить на них соответствующее бортовое оружие. Вроде бы ничего нового, но в определенных случаях, система работает самостоятельно и тогда, именно машина выбирает цель и принимает решение на ее поражение.

Этот момент напоминает диалог двух главных героев классического фильма «Терминатор», где мальчик объясняет боевому роботу границы выбора цели. По сюжету видно, что у робота нет проблем с уничтожением целей, но у него есть проблемы с тем, кого и что можно относить к целям, а что нельзя. Если взять за аксиому, что американские военные уперлись именно в этот барьер, то возникает понимание как сложности правильного решения этой задачи так и то, насколько они далеко ушли от конкурентов, что вынуждены решать именно такого масштаба проблемы, которые предвидели футуристы и писатели фантасты. То есть, уровень развития военных технологий достиг того, что недавно считалось отчаянной фантастикой.

Просто для сравнения. Россияне носятся со своей Арматой или с тем долбаным ФАК-ПА, которыми достали уже всех. Грубо говоря, эти изделия обвешиваются дорогостоящими игрушками и наделяются свойствами, которые должны их выгодно отличать от предшественников. Например, Армате ставят в невыносимые плюсы четыре улучшения: более толстая (почти в метр) и более многослойная броня, активная защита, мешающая или разрушающая боеприпасы, бронекапсула для экипажа и способность наводиться на цели, аж на километр дальше предшественников.

ФАК-ПА бьётся со своей отвратительной электроникой, которая стала критическим элементом, ибо геометрия самолета уже требует автоматических систем стабилизации на различных режимах полета и с двигателями, которые обещают выпустить к 2025 году, когда они уже никому и нужны-то не будут. Ну и ко всему прочему, пытаются сделать так, чтобы на локаторах самолет смотрелся пусть не таким маленьким, как у американцев, но и не таким сараем, как их самолеты поколения 4++++++++++. Вот, собственно и все.

(окончание следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 Ответ to “Уходящие в завтра (Часть 2)”

  1. Ярослав:

    ПУК-ФУ б’ється не тільки зі своєю електронікою — він б’ється також із двигунами, ракетами, радаром… ))

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: