Истоки совкового рабства или день смерти Сталина (часть 3)

Генерал Генерал Василий Блохин, палач

Генерал Генерал Василий Блохин, палач

От редакции: Эту часть статьи мы настоятельно НЕ РЕКОМЕНДУЕМ читать людям со слабым здоровьем и неустойчивой психикой.

Истоки совкового рабства или день смерти Сталина (часть 2)

Мы уже не раз и по разным поводам писали о том, что удивительным образом православнутые  не читают руководящей, именно православной литературы, любители исконности — не ориентируются в фундаментальных трудах оной, коммунисты — брезгуют читать Ленина и уж, тем более,  Маркса или других теоретиков движения, коими, кстати, наряду с Лениным, были Троцкий, Свердлов и ребята калибром поменьше. Ну и, конечно же, плачущие сегодня по безвременной кончине Виссарионыча — не читали трудов оного. Ну если нет времени или желания читать книжки, можно прочесть хоть несколько документов, на которых стоит его автограф. Нет, и этого не делают, но льют слезы и убиваются по его стальной руке.

Однако, здесь следует понимать одну простую вещь. То хождение по струнке и строем было достигнуто весьма специфическим способом, о котором следует помнить всем и всегда. Совковая правозаменительная машина, получив команду на начало репрессий, со временем стала руководствоваться вполне официальными, хоть и секретными инструкциями с самой вершины власти. Эти инструкции были о том, как правильно проводить следственные действия, дабы очень быстро и эффективно раскрывать дела об измене, шпионаже, вредительстве и прочем. Товарищ Сталин лично подписывал документы, где от имени ЦК ВКПб рекомендовали применять меры физического воздействия к указанным выше категориям подследственных.

56dac0551c9fe_1457176759_56dac054e1a6f56dac0a953901_1457176760_56dac0a91c361

Если раньше в застенках просто хорошо били, то получив добро от руководства партии, с 1937 года пытки стали вполне узаконенным и необходимым инструментом ведения следственной работы. Простые избиения канули в Лету и мрак средневековья опустился на 1/6 часть суши. Ранее особыми людьми были только «исполнители», то есть те — кто занимался исключительно приведением в исполнение смертных приговоров, теперь к таким специалистам были добавлены и многочисленные следователи, которые нередко оставляли расстрельные команды без работы. Да и сами «исполнители» пошли более находчивые. В некоторых местах ненависть к «врагам народа» была настолько сильной, а презрение — настолько глубоким, что тратить патроны на них просто не хотели.

Так, в УНКВД по Вологодской области вдруг стали жалеть патроны и убивали с помощью топора и молота. Сначала били приговоренных арестованных молотом по голове, а затем клали на плаху и рубили голову. Иногда — не только голову, в зависимости от настроения. То есть, специально заготавливали инструмент и с удовольствием им орудовали. Были и другие крайности. Известен случай, когда по реке Обь сплавляли баржу с арестантами. По каким-то причинам их выгрузили на остров и охрана создала временный лагерь, ожидая нового транспорта. На этом острове было небольшое поселение. В связи с тем, что такая длительная обстановка не планировалась, продуктов на спецконтингент не хватило. Спустя несколько дней заключенные съели не только все, что было у местных, но и самих местных жителей, которых было несколько человек. Потом заключенные стали есть друг друга и, в конце концов, практически переели весь этап. Оставшихся несколько заключенных дострелила охрана. Все это время бойцы НКВД наблюдали за происходящим. Есть версия, что изначально планировался вывоз заключенных, но после начала канибализма — оставили как есть.

Раз мы уже повели речь о молоте и топоре, то стоит отметить, что сотрудники НКВД проявляли находчивость и изобретательность. Большинство пользовались подручными средствами. Чтобы не отбивать руки, арестантов били специально изготовленными дубинами, плетьми или просто табуретками, душить любили ремнями. Тогда следы побоев никого не интересовали. Но это — простые способы, как и дыба, которую нынешние зэки, прошедшие гаражи «Беркута» называют «Лом». Среди сотрудников «органов» становилось все больше деятелей, которые имели собственные фантазии по поводу причинения боли. В нормальных странах они сидят в одиночка и до конца жизни, а у нас они работали следователями либо их помощниками.

Если кто-то считает, что изнасилование приравнивалось к пыткам, то наверняка ошибется. Да, это была распространенная практика. В мужскую камеру помещали арестованную женщину с вечера и до утра. Такие женщины не сильно распространялись о подобном и было почему. Гораздо позже, попав на лагерь, они узнавали о том, что это были цветочки. Среди следователей были вдохновенные символисты, которые орудовали различными предметами. В России их последователи и сейчас садят задержанных на бутылку, не говоря о штатных резиновых палках. Но тогда в ход шла кочерга или лом, нагретые до красна. Понятно, что узник этого не мог пережить, но все делалось медленно, чтобы тот мог дать показания на близких и знакомых. В конце концов он погибал, а за ним приходили люди, которых он оклеветал. Известно, что была распространенная пытка крысой. Вариации были разные, но одна из самых простых — женщину садят на ведро с крысой и снизу разводят огонь. Крыса ищет выход. Пока крыса не прогрызла выход — женщина дает показания.

Но были еще более продуманные специалисты допроса. Те изготавливали специальный инструменты, которые сдавливали, разрывали и разрезали плоть. Не просто рвали, а делали это очень медленно, дабы подозреваемый успел сказать все, что от него ожидают услышать. То есть, сотрудники либо сами проводили часы и дни над созданием пыточных приспособлений, либо делали чертежи и заказывали их в мастерских. Вот так далеко зашла правоохранительная система совка. Почему-то считается, что живодеры были в Гестапо, но в НКВД это было давно поставлено на поток и применялось повсеместно. Гестапо нервно курит в стороне.

Спустя короткое время изначальный смысл пыток был утерян и они стали применяться просто для получения удовольствия. Заключенные истязались и после вынесения приговора. Они могли умереть от пыток на этапе и, конечно, уже на лагере. Со временем, в местах отбывания наказаний сложилась своя методика пыток, которую описывали многие очевидцы. Но тут надо понимать, что  пытки применялись уже не для выбивания показаний, а для удовлетворения садистских наклонностей администрации лагеря. Мало того, истязаниям подвергались даже те, кто был приговорен к расстрелу! Так, в НКВД Грузии чекисты особо свирепствовали по отношению к своим же приговоренным коллегам. Осужденного Михаила Дзидзигури начали избивать на глазах других осужденных, как только все они были размещены в грузовой машине, чтобы следовать к месту расстрела, его били рукоятками пистолетов и убили еще до расстрела.

Можно приводить массу примеров, какими изощренными были пытки, но уже и этого достаточно, чтобы понять как в шпионах оказалось столько народу и сколько безвинного народу сгинуло в жутких мучениях. Именно на этом ужасе и держалось то, о чем сейчас ностальгируют некоторые совершенно неадекватные организмы.

Мы глубоко сомневаемся, что эти люди не слышали, не читали или просто не догадываются о том, как Сталин превратил страну в то, за чем они скучают. Из этого можно сделать один единственный вывод. Эти люди, конечно, не хотят попасть в тюрьму, лагерь или в расстрельную яму, это было бы абсолютной клиникой. Тогда остается одно логичное объяснение: они сами хотят пытать, рвать, резать, жечь и расстреливать. Причем, они это хотят делать не опасаясь ответственности или расплаты, но получать за это почет и уважение, как это было при СССР или теперь при РФ. Самые нетерпеливые из них прибыли в Лугандон и строят там «Новороссию» именно описанными выше способами. Остальные   не хотят никуда ехать, ибо там можно получить пулю, но очень желают это делать у себя дома. Благо дело, их президент — из той же самой кровавой конторы и в глубине души он сам болен той же самой болезнью.

Посему, смотрим на тех, кто сегодня поминает Сталина и понимаем  о чем именно они тоскуют!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 Ответ to “Истоки совкового рабства или день смерти Сталина (часть 3)”

  1. Талия:

    А к Франции ты как относишься?
    Вот просто что бы немного развеять политикус

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: