Слегка, с Новым Годом

1420369537_8849

Итак, послезавтра закончится 2015 год. Это еще не подведение итогов, а легкий намек на него, но пару моментов таки надо отметить вне общей кучи. Несмотря на всяческие баталии, которые тянулись через весь год, он прошел отнюдь не порожняком. Есть некие общие, большие вещи, которые являются определяющими для всей Украины той, которая сражается, помогает сражающимся или просто за них молится, и даже для тех, кому пока все до лампочки и они заняты своими делами. Дело в том, что Лугандон резко, а Крым — постепенно, приходят к осознанию того, что оккупант полностью изменил правила игры. У нас было плохо, ибо надо было состоять во власти или иметь хороший пресс денег для решения всяческих вопросов. Так или иначе — они решались, по большей части — через коррупцию или кумовство. Теперь же русскомирские поняли, что вместо отвратительных «правил», пришло их отсутствие в принципе. То есть, за ширмой, на которой нарисованы атрибуты новой власти, находятся бандиты, глубоко ушедшие в беспредел. Имея некий документ или железный «договорняк», подкрепленный передачей денег, это абсолютно ничего не гарантирует договорившегося и нет никакого механизма, который помог бы отстоять ему свою правоту. Пришел мир, в котором уже атрофировались законы и умерли понятия. Так вот те, кому все равно, что происходит на фронте, стоит подумать о том, как лугандонцы и крымчане тоже решали свои вопросы и уже дорешались.

Короче говоря, глобальные перемены выглядят следующим образом. Невзирая на присутствие довольно большого количества старых кадров, армия стала неотвратимо меняться. Быстро и основательно можно сделать новую шайку или партизанское движение, достаточно аморфное и не имеющее четкой структуры. Армия должна меняться поэтапно и с обязательным пониманием, во что она должна превратиться. Тем более — воюющая армия. Скорость становление новой внутренней структуры и собственно — силового обвеса войск, действительно беспрецедентна. Причем, все делается одновременно. Изменение структуры делается в те же промежутки времени, что и разработка самой концепции новой армии. Спустя годы, мы сможем оценить то, что было сделано за этот год, и не поверим тому, что это было возможно в принципе. Дело в том, что кроме самой армии, должна была измениться логистика, а значит — система финансирование, а все это вместе, тянет за собой разворачивание совершенно новых производств ВПК. В итоге, у нас появились не только структуры, призванные и способные обеспечить оборонительные действия, но и постепенно вырисовываются очертания чисто ударных соединений. Об этом говорит состав некоторых бригад, которые по определению создаются для наступательных действий. Как бы там ни было, но армия начинает жить совершенно по другим принципам и все больше избавляется от совка, который так и остался основным механизмом у нашего противника.

Все это стало возможно потому, что правдами и неправдами, удалось приостановить активную фазу войны и дать время на то, чтобы начать делать из армии тот инструмент, который в принципе способен решить наши основные вопросы, связанные с агрессией. Сегодня почти все мы плюемся от Минска, от того, что наши позиции обстреливает откровенная сволочь, место которой в аду, что гибнут наши ребята и вообще, ситуация выглядит не очень хорошо. Но не надо забывать, что Россия потратила на модернизацию своей армии около 7 лет и потратила на это несколько миллиардов долларов, мы сейчас выходим на уровень адекватного противостояния и уже близки к этому.

Второй момент не менее важен. С самого начала конфликта, наши партнеры относились к нам с большой опаской, ибо не могли представить, насколько можно доверять договоренностям с нами. Это касалось буквально всего. В ту воровскую клоаку, в которую превратили Украину Януковичи, Ющенки и Кучмы, никто и никогда не стал бы вкладывать средств и тем более — вливать военную и финансовую помощь. Мало того, там не очень представляли насколько мы адекватно оцениваем глубину проблемы и необходимость средств, для ее решения, которые нам предлагают. Потихоньку, небольшими шажками мы стали завоевывать доверия и нам стали поставлять военную амуницию все более и более сложного и серьезного характера, ибо у них не было гарантии в том, что армия пришла в чувство и ей можно доверять технику без опаски.

Кроме того, нам были выдвинуты жесткие требования как по изменению законодательства, приводя его в европейский, а не совковый вид и начать борьбу с коррупцией. Но самое главное было не в этом, а в том, сможем ли мы выдержать жесткие рамки командной игры. Вот до 1 января 2016 года, мы должны были выполнить те обязательства, которые взяли на себя по Минску. Мы их уже почти выполнили. Это означает, что с нами можно иметь дело. Что будет после этой даты — посмотрим. Но теперь для всех в мире мы — вменяемая сторона, с которой можно договариваться и иметь дело. Просто на минуточку, как выглядит РФ на нашем фоне?

Вот эти два основных фактора, в итоге окажутся ключевыми и определяющими. Не уподобляясь РФ мы показываем, насколько далеко мы готовы уйти от совка. Именно это за нас никто не сделает. Так что все идет правильно и очень быстро.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: