Операция «Жнец»

harakternuk

Нынешний режим «прекращения огня» или «Минск-2» во многом – странная конструкция. У вменяемого человека она вызывает стойкое ощущение балагана или психушки. Оккупант иногда прекращает огонь, но это никак не связано  с «Минском». Просто иногда он устает или кончаются боеприпасы. Кроме того, оккупант отводит военную технику так, что об этом уже лень рассказывать анекдоты. Он уже отвел технику из Сибири, Дальнего Востока, Оккупированной Абхазии и других мест. Все это он отвел и отводит прямо сейчас в Лугандон. У него там только танков больше, чем у всех европейских стран вместе взятых. Что такое 500 с небольшим танков Германии и Франции, против 700 с лишним лугандонских танков? Причем, европейцы и не думают наращивать количество танков, а Лугандон принимает и принимает эшелоны бронетехники.

Вот и получается, что разношерстная гоп-компания Лугандона делает то, что ей вздумается, а нашим бойцам отвечать можно только матом. Правда, когда лугандонцы решают, что можно уже беспрепятственно лезть вперед, то приходит согласие с самого верху на производство суповых наборов из тушек «исконных отпускников». Получается, что инициатива ведения эффективных боевых действий полностью изъята из окопов и блиндажей и переместилась в кабинеты с очень подозрительными мужиками. Имен этих людей мы не узнаем даже тогда, когда случается Иловайск или Дебальцево.

Однако в этом «режиме прекращения огня» есть моменты, которые изначально выпали из зоны внимания. Их суть в том, что президент и фигуры помельче перестали быть чем-то потусторонним и богоподобным. Этих деятелей и близко не было у власти, если бы мы своими руками не убрали проффесора и его клан, поэтому пиитета никакого нет. Кроме того, простые люди, наконец то, научились понимать, что родная земля это не кусочек рисунка, изображенного на карте. Наша земля -это то, на чем мы стоим и за что готовы умирать. И мы знаем, что Донецк, Луганск и прочие города и села – наша земля. Если кто-то на Банковой или Грушевского это забывает, то простые люди это помнят и понимают, что мир у нас будет лишь тогда, когда последний оккупант уйдет не за линию разграничения, а за границу! Второй вариант, это когда последний оккупант станет частью нашего чернозема. Все остальное – брехня в которую нормальны люди никогда не поверят!

Важен еще один момент. На передовую как-то не попадают действующие или бывшие прокурорские, гаишники, налоговые инспекторы, люди «работающие» в министерствах и «комитетах» ВР, там простые селяне и горожане, которые имеют в виду и правительство и не всегда понятное командование.

Наш военный всегда был находчивым к обходу любой тупости командования. То есть, самый бестолковый или предательский приказ или распоряжение всегда может выполняться так, что по форме все сделано, как приказано, а по сути – как надо. Судя по той информации, которая идет с фронта, наши воины начали проведение собственной операции под условным названием «Жнец». Суть операции – достижение указанной выше цели в условиях прекращения огня.

Для большинства военных понятно, что ситуация давно созрела и перезрела и пора собирать урожай. Суть урожая – чем больше будет убрано оккупантов, тем быстрее наступит мир. Однако уборка затруднена режимом прекращения огня, и селяне вынуждены проводить уборочную кампанию дедовскими средствами. Наследники Запорожской Сечи на генетическом уровне тянутся к холодному оружию. Они понимают это оружие, а оружие служит им наилучшим образом. Кроме того, в рядах наших бойцов очень много уроженцев Кавказа, грузин, чеченцев и т.д. Исторически, они тоже на короткой ноге с холодным оружием. И вот уже идут сдержанные сообщения о том, что противник, не стесняющий себя в применении тяжелого вооружения, начал нести потери в результате применения холодного оружия.

То есть, нарушители режима прекращения огня засекаются, а потом вырезаются как трава на сенокосе. Причем, режут как одиночных зазевавшихся «отпускников», так и целые экипажи и подразделения. Кто-то даже пустил выражение «резьба по сепару». И вот бесшумно и неожиданно противник засекречивается везде, где его ноги соприкасаются с нашей землей. Ему стоит понимать, что стоять на нашей земле – вредно. Невзирая на температуру окружающей среды и почвы, стояние на украинской земле уже вызывает у «руссо туристо», очень острые распираторные заболевания. Причем острота просто рассекает распираторные пути от уха до уха. Если принять средний вес сепара за центнер, то можно даже вести сводки уборочной кампании с указанием количества центнеров сепарняка, убранного с одного гектара нашей земли.

Думаю, что пора придумать отличительный знак для мастеров ножевого боя. Что-то вроде совкового значка «Парашютист-десантник», где внизу крепилась табличка с количеством прыжков. Здесь можно было бы указывать количество убранных центнеров. Если более 100, то по той же аналогии, надо бы вручать знак – «Ножевик-инструктор».

В любом случае, за нас никто не будет резать оккупанта. Так что это дело надо поощрять и отмечать передовиков. Примерно такое отношение к делу и принесет нам победу!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 Ответ to “Операция «Жнец»”

  1. Андрій:

    Дотепно!

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: